Философия будуара

«Шляпу можешь не снимать»: современный эротический костюм

Босая, нежная до прозрачности Кейт Мосс вполоборота героиновыми глазами смотрит на зрителя, а зритель смотрит на остро торчащий сосок ее правой грудки, на длинные («обезьяньи», сказал бы Гумберт Г.) пальцы ног, на припухшие губы и совсем не смотрит на болтающиеся у Кейт на бедрах джинсы от CK. Перенос срабатывает, как срабатывал с самого начала восьмидесятых годов, когда на волне зарождающегося порношика марка отказалась от типичных приемов рекламы джинсов: ковбои, лошади, тяжеловесные люди, занятые тяжелой работой, — и стала строить свои принты на несколько однообразном, но магическом, как оказалось, приеме: джинсы на голое тело и разнополые модели, утомленные только что завершившимся эротическим сеансом. Примерно через пару лет после запуска серии рекламных кампаний CК Jeans стриптизерши стали выходить на подиум в джинсах и снимать их последними. Джинсы превратились в эротический костюм.
 
 Вопросы формального определения предмета, о котором пойдет речь ниже, стали для автора самой неприятной частью работы над статьей. Почти любой собеседник, с которым обсуждалась начатая работа, немедленно требовал строго определиться с тем, что именно мы, в целях плодотворного ведения разговора, будем считать «современным эротическим костюмом». В результате полугода мучительных попыток составить ряд сколько-нибудь успешных сложносочиненных предложений по данному поводу автор пришел к решению сделать данный вопрос (а не ответ на него) одним из основных предметов обсуждения в этой статье. И конечно, все высказывания, сделанные автором ниже, относятся к условно-обобщенной и широко понимаемой «западной» культуре в том смысле, в котором мы определяем ее, противопоставляя так же условно понятой «восточной» культуре, где отношение к костюму как таковому принципиально отличается от нашего.
 
 Что в современном конструкте сексуальности диктует нам то или иное отношение к одежде? Что в наших костюмных предпочтениях самого разного рода обусловлено этим конструктом, а что — нашими нехитрыми инстинктами (если, конечно, от них еще что-нибудь осталось)? Почему мы — животные, возбуждаемые видом голой самки в белых носочках (или даже в одном носке; пяти футов, без двух вершков и в одном носке[1]) или, наоборот, самки, одетой в выдубленную и окрашенную кожу другого животного? Еще интереснее: почему мы — такие разные животные, почему одних из нас привлекает белый носок, а других — кожаный корсет? И почему, кстати, среди нас есть такие животные, которых вообще не интересует в эротическом смысле ни один элемент одежды, ни один аксессуар? Каким образом, при такой-то вариативности подходов к вопросу, мы сможем выделить некоторый самостоятельный предмет разговора, называемый современным эротическим костюмом?
 
 Мне кажется резонным условиться о следующем: говоря «эротический костюм», мы будем далее подразумевать те элементы туалета (я намеренно использую такое округлое выражение), которыми люди пользуются в моменты, окрашенные непосредственной сексуальной интенцией. Простыми словами: те элементы туалета, которые мы надеваем «в постель», не планируя немедленно захрапеть; те элементы туалета, в которых мы занимаемся сексом (или по крайней мере надеемся им заняться, раз уж мы сподобились так вырядиться).
 
 Такое осторожное определение, очевидно, решает некоторые проблемы, но оставляет открытым вопрос о том, что считать «элементами туалета». Включать ли в эту категорию пищевую пленку для обертывания, пользующуюся относительной популярностью в BDSM[2]-среде, или пресловутые «несколько капель Chanel № 5», которые «надевала» в постель, светлой памяти, Мерилин Монро[3]? И если включать — то как далеко мы оказываемся от вопроса о том, считать ли «эротическим костюмом» практики, связанные с модификациями самого тела, например с интимными стрижками («украшайте цветами или стразами», советует мануал «Сексуальная игра» (Sex Play) известной секс-гуру Энн Хупер (Hooper 2006))? С подкрашиванием сосков или гениталий? Наконец, с распусканием длинных волос (медленное стягивание резинки и махание головой из стороны в сторону с опасной амплитудой, превращающие героиню нехитрого фильма из скромной учительницы в похотливую фурию, или скромное расплетание косички, свойственное простым смертным)?
  • «Шляпу можешь не снимать»: современный эротический костюм